Дубна. Новости

Яндекс.Погода

четверг, 21 сентября

малооблачно+7 °C

Онлайн трансляция

Дроздовский парк: цветы нашей юности

22 февр. 2017 г., 10:37

Просмотры: 166


Случайно мне в руки попал типографский текст об агрономе-садоводе Дмитрии Владимировиче Дроздовском. И невольно пришли воспомин­ния. Конечно, я не помню самого садовода, поскольку была еще слишком мала, но хорошо помню цветочную базу, созданную Дмитрием Владимировичем. Она находилась у леса, на самом краю Большой Волги в сторону Черной речки.

Цветочная база занимала не очень большую террито­рию, но тесно засаженную молоденькими кустарниками и деревцами. Кроме того, там были огромные парники. Мы буквально спрыгивали в них, потому что они были сделаны глубоко в земле, обкладывались бревнами, а сверху накрывались большими стеклянными рамами. Когда рамы снимали утром, то снизу шел такой пар, такой земляной дух! Рассада здесь всегда росла отменно!

Парники заполнялись конским навозом – конный парк располагался рядом. Лошади не только питали цветы, но и развозили в больших ящиках рассаду по всей Большой Волге, к Сталину, Ленину, шлюзу, ГЭС и т. д. Потому что клумбы были везде. Пароходы подходили к пристани – их встречали большие яркие клумбы и скверы. Речные посудины шлюзовались, и пассажиры видели вдоль шлюза длин­ные цветники и красивейший Дроздовский парк. У памятника Ленину все любовались цветочными террасами и большими вазонами. Памятник Сталину вообще утопал в цветах, подсвеченных огромными прожекторами.

Действительно, в 1950-е годы Большая Волга поражала своими цветниками! Клумбы были повсюду: у клуба, у магазина, у здания управления ВРГС, у школы. Благодаря питомнику Дроздовского мы, дети, хорошо знали названия деревьев и кустов, даже очень редких. Белую акацию, голубую ель, американский клен и другие виды. Мы изучали природу на школьных уроках ботаники, проходивших непосредственно в Дроздовском парке.

Да, действительно, левкои были своеобразным коньком садовода. Этими цветами, мы их называли «собачки» (форма соцветия у них похожа на открытый рот собаки), было засажено большинство клумб. Мне запомнились очень крупные цветки левкоев всевозможных красных оттенков, и еще ярко-желтые. Вечером к яркости цветов добавлялся дурманящий аромат душистого табака.

Клумбы и скверы были очень ухоженными. Всё чистенько, ровными и четкими рядами, подстрижено и побелено. А трудились в команде озеленителей с десяток специалистов-женщин. Когда они всё успевали?! С ранней весны у них, как у рыбаков, были прокаленные, сильно загорелые лица и руки. Трудились они безупречно, получая за очень тяжелый труд на земле буквально копейки. Их заработная плата была самой низкой в районе гидросооружений. А мы, жители, считали создаваемую красоту естественной и привычной. Характерно, что никому в голову не приходило брать рассаду себе домой или, не дай бог, нарвать цветов с клумб. Мы просто радовались и любовались, впитывая в себя удивительную для здешних мест красоту поистине экзотического для 50-х годов Дроздовского парка. Жалко только, что тогда, да и позднее, мы ничего не знали о самом агрономе. Просто, как и многие дети послевоенной поры, играли в тенистых аллеях редких пород, выращенных талантливым садоводом. Спасибо тебе, Дроздовский парк!

Крючкова Людмила

Похожие новости