Дубна. Новости

Яндекс.Погода

четверг, 23 ноября

пасмурно-7 °C

Онлайн трансляция

Дубна и Озерск (Челябинск-40): непохожие братья

08 марта 2017 г., 11:00

Просмотры: 217


Институтская Дубна и не менее известная «сороковка» – ныне город Озерск – два города с очень схожей и в то же время совершенно «ассиметричной» судьбой. Оба они создавались в рамках Атомного проекта для обеспечения работы огромных передовых научно-технических установок – синхроциклотрона в Дубне, атомного реактора и радиохимического завода в Озерске. Дубненский синхроциклотрон стал самым мощным для своего времени ускорителем, озерский реактор «Аннушка» – первым промышленным атомным реактором на территории Евразии.

Выбор места строительства Озерска осуществлялся весной-летом 1945 года, строительство началось осенью 1945-го. Институтская Дубна оказалась немного младше – место для ее создания выбирали весной и летом 1946-го, а осенью того же года начались строительные работы. Оба города оказались фактически на островах – Дубна окружена реками и каналом, Челябинск-40 почти окружен озерами и реками.

И у нас, и в Челябинской области строительство основных установок и жилого поселка осуществлялось в значительной мере силами заключенных. И здесь, и там для строительства были созданы специальные исправительно-трудовые лагеря: наш назывался «Строительство № 833 Главпромстроя МВД СССР» и им руководил генерал-майор инженерно-технической службы МВД А. П. Лепилов, челябинский – «Строительство № 859» и им руководил генерал-майор инженерно-технической службы Я. Д. Рапопорт. И здесь, и там использовался также труд вольнонаемных специалистов, правда, в челябинском строительстве это происходило в больших масштабах, кроме того, там работали десять военно-строительных батальонов.

И в будущем Озерске, и в будущей институтской Дубне вольнонаемные строители первоначально ютились в немногочисленных деревенских и поселковых домах небольших населенных пунктов, располагавшихся в районе строительства, постепенно перебираясь в возводимые ими же для себя бараки. Дубне немного больше повезло с электричеством и транспортной инфраструктурой – место под ускоритель изначально выбиралось поблизости от Иваньковской ГЭС и поселка Большая Волга, к которому подходила железная дорога, рельсовый путь, впрочем, подлежал восстановлению после войны. В Челябинске-40 и железнодорожную ветку, и линии электропередач пришлось подводить к строительству с большего расстояния и с более существенными сложностями.

И то, и другое строительство осуществлялись по решению Совета министров СССР и лично его председателя И. В. Сталина под непосредственным руководством Спецкомитета – секретной организации, отвечавшей за реализацию Атомного проекта, председателем которого был Л. П. Берия. Научная составляющая дубненского синхроциклотрона и челябинского реактора разрабатывались в Лаборатории № 2 Академии наук СССР под общим руководством Игоря Васильевича Курчатова. Работами в Челябинской области И. В. Курчатов руководил лично, научным руководителем в Дубне был назначен М. Г. Мещеряков – однако и здесь Курчатов уделял достаточно существенное внимание реализации проекта.

И в Дубне, и в Озерске создание научного поселка, преобразованного позднее в город, полностью подчинялось задачам обеспечения работы основных установок – синхроциклотрона и атомного реактора. При этом дубненский ускоритель изначально представлял собой научную установку, а реактор «Аннушка» – производственный объект, предназначенный для производства оружейного плутония. Оба сооружения были уникальными и создавались с чрезвычайным напряжением на самом острие физической науки своего времени.

И здесь, и там строительство основных установок происходило с нарушением первоначального невероятно жесткого графика, и запуск состоялся несколько позже назначенного срока – реактор был пущен в ноябре 1948 года, синхроциклотрон – в декабре 1949-го. И синхроциклотрону, и реактору после момента физического пуска потребовались многочисленные доделки, уточнения и исправления, для того чтобы установки могли работать стабильно и эффективно – это неудивительно, ведь их проекты создавались буквально на ходу, на основе минимального опыта, а строительство шло такими темпами, которые были бы, наверное, просто невозможны в современных условиях.

Озерск получил статус города 17 марта 1954 года, институтская Дубна – 24 июля 1956 года. При этом Озерск до сих пор остается закрытым административно-территориальным образованием, тогда как наша Дубна уже в 1954 году была рассекречена, а в 1956-м, с созданием Объединенного института ядерных исследований, стала городом международной науки. Жители Озерска все советские годы продолжали жить под завесой секретности, так, как будто их города не существует в нашей стране, и были прописаны в одном из районов областного центра, а институтская Дубна уже к концу 1950-х становится «визитной карточкой» всей советской науки.

В 1960 году происходит объединение институтской Дубны и города Иваньково, окончательно формируется современный город в его нынешнем составе. Объединенная Дубна работает и на фундаментальную науку, и на оборону; Челябинск-40 – практически только на оборону, однако делает это на базе самых современных научных разработок.

В психологии жителей Дубны и Озерска есть много общего: и здесь, и там традиционно был весьма высок образовательный и культурный уровень. В советские годы оба города относились фактически к числу элитных населенных пунктов с высоких уровнем обеспечения населения. В 1990-е годы оба города пережили очень непростые времена, однако к настоящему времени в значительной мере справились с имевшимися трудностями и смотрят в будущее с умеренным оптимизмом.

Федор Петров

При подготовке статьи использованы материалы книги В. Н. Новоселова и В. С. Толстикова «Тайна «сороковки» (Екатеринбург, 1995).

Похожие новости