Дубна. Новости

Яндекс.Погода

четверг, 21 сентября

малооблачно+7 °C

Онлайн трансляция

Дубненский святой: священномученик Михаил Абрамов

29 марта 2017 г., 10:47

Просмотры: 256


В 2000 году решением Архиерейского собора Русской православной церкви в числе святых новомучеников и исповедников российских был прославлен протоиерей Михаил Абрамов (1885–1937)

С 1930 года он служил настоятелем храма Похвалы Пресвятой Богородицы села Городище на Дубенском устье (ныне – улица Ратмино города Дубны). В ноябре 1937 года священник был осужден тройкой УНКВД Калининской области и расстрелян. Вскоре после его ареста ратминский храм, в котором протоиерей Михаил Абрамов служил настоятелем, был закрыт и не действовал более 50 лет. С возрождением этого храма в конце 1980-х началось и возрождение православного служения на Дубненской земле.

Сегодня храм Похвалы Пресвятой Богородицы является самым старым зданием нашего города. Территория, на которой он расположен, в XII– XIII вв. входила в состав небольшого древнерусского города Дубны. Среди материальных остатков этого города в ходе археологических раскопок были найдены многочисленные нательные кресты, экземпляры наперсных крестов и энколпионов (крестов-реликвариев), детали церковных светильников – хоросов и элементы другой богослужебной утвари. Уже в домонгольское время здесь располагался православный храм. Вероятно, это была деревянная церковь, построенная в начале 30-х годов XII века вместе с городскими укреп­лениями.

После гибели древнерусского города Дубны на его месте к XIV–XV вв. возникает село Городище на Дубенском устье (оно же село Дубна). Первые данные письменных источников о существовании в нем церкви мы получаем из Кашинской писцовой книги 1628–1629 гг., согласно которой в селе Городище на Дубенском устье находилась деревянная церковь во имя Николы Чудотворца, «а в церкве оброзы и книги и всякое церковное строение вотчинниково».

По материалам Тверской епархии известно, что в начале XIX в. жители села Городище разобрали за ветхостью деревянную церковь Святого Ильи Пророка. По предположению И. Б. Даченкова, она была построена не позднее середины XVII века, и ее название и время строительства были связаны с именем Ильи Осиповича Грязного (Грязнова) – первого владельца вотчины в селе Городище на Дубенском устье.

В начале XIX века в селе Городище существовала деревянная церковь во имя Похвалы Пресвятой Богородицы. 15 июля 1823 года в третьем часу дня эта церковь загорелась от удара молнии. По донесению корчевского благочинного священника Иоанна Алексеева, церковь «сгорела и с колокольней вся без остатка… Церковнослужители этого храма и прихожане, коих было 300 человек, при употреблении всех средств и стараний, не могли прекратить сильнейшего действа огня. Церковную утварь священник Иоанн Макарьев с причетниками в самой крайней опасности, когда храм был полон дыму и чаду, …вынесли и сохранили в целости. Прихожане же многие из иконостаса образа, кроме некоторых верхних, успели выставить и вынести, также колокола снять и без повреждений спустить с колокольни».

В следующем, 1824 году началось строительство нового, каменного (кирпичного) храма Похвалы Пресвятой Богородицы. Основные средства для строительства выделила владелица имения в устье реки Дубны Елизавета Ростиславовна Вяземская (урожденная Татищева). Строительство нового храма было завершено в 1827 году.

Храм Похвалы Пресвятой Богородицы был построен в традиции поздней классики первой трети XIX века, в стиле ампир. Бесстолпный одноглавый куб храма завершается плоским куполом на низком глухом барабане. Рядом с храмом была возведена двухъярусная колокольня, впоследствии она была перестроена в трехъярусную.

Новый, каменный храм Похвалы Пресвятой Богородицы являлся важным центром приходской духовной жизни. К 1915 году к приходу храма относились деревни Ратмино (Александровка), Козлаки, Иваньково, Пекуново, Притыкино. Всего прихожан числилось 1 218 мужчин и 1 315 женщин. С 1887 года в селе Городище при храме действовала церковно-приходская школа на 50 человек.

В 1907–1910 гг. была проведена генеральная реконструкция храма, его здание было расширено за счет пристройки двух приделов: южного, во имя святителя Николая Мирликийского, и северного, во имя святого пророка Ильи. При реконструкции к двухъярусной колокольне пристроили еще один ярус и соединили ее с храмом путем пристройки ризницы и других служебных помещений. Реконструкция храма проводилась по проекту и под наблюдением Ю. Ф. Дидерикса с сохранением прежних стилевых форм.

Вскоре после революции приход ратминского храма оказался в сложном положении, обусловленном новой системой государственного и муниципального регулирования деятельности Церкви и ее приходских организаций. Кроме того, возникли проблемы с поиском священников на приходы, поскольку всё большая часть священнослужителей оказывалась так или иначе репрессирована.

Наименование населенного пункта, в котором располагался храм, изменилось в 1930-е годы с историчес­кого «село Городище на Дубенском устье» на новое «деревня Ратмино». До середины XIX века деревня Ратмино располагалась неподалеку, выше по течению реки Дубны. В 1850-е гг. владелец этой земли и живущих на ней крестьян князь Александр Сергеевич Вяземский переселил ее на новое место и назвал Александровкой, хотя ее старое наименование продолжало бытовать как местный топоним. Крестьяне были крайне недовольны переселением, писали жалобы и просили вернуть деревню на прежнее мес­то – этого, однако, не произошло.

После революции на базе бывшего имения князя Вяземского в селе Городище (последний владелец – И. П. Любомилов) было создано советское хозяйство – совхоз Дубна (Дубно). А после начала массовой коллективизации в 1929 году этот сов­хоз преобразовали в колхоз. Село Городище ко времени революции представляло из себя небольшой населенный пункт. Фактически это было сельцо, в котором жили причт храма и крестьяне из обслуги имения. С момента создания колхоза начинается активное переселение крестьян из деревни Александровки (перемещенной деревни Ратмино) в село Городище. Переселенцы переезжают вместе с домами и приносят с собой прежнее название – деревня Ратмино. Именно под таким именем этот населенный пункт – бывшее село Городище – и фигурирует в документах и на картах с середины 1930-х годов.

С декабря 1930 года настоятелем ратминского храма служил протоиерей Михаил Абрамов. Изучением его биографии по материалам архивов Тверской и Рязанской областей, г. Кимры и Тверского центра документации новейшей истории занимались сотрудники ОИЯИ Владимир и Надежда Барановы. Вот основные моменты, которые им удалось установить:

Михаил Иванович Абрамов родился 1 или 3 ноября 1885 года в семье крестьян в деревне Роговой Пронского уезда Рязанской губернии (в настоящее время – село Роговое Чапаевского района Московской области). В 1897 году поступил в Скопинское духовное училище, которое окончил в 1901 году, после чего продолжил учебу в Рязанской духовной семинарии. По окончании семинарии в 1907 году назначен в церковь Покрова Божией Матери г. Пронска в качестве псаломщика и законоучителя церковно-приходской школы. В 1908 году указом епископа Рязанского и Зарайского определен к Введенской церкви села Чулкова Пронского уезда, где 3 авгус­та был рукоположен в священники. В 1912 году переведен в Николаевскую церковь села Мостья Ряжского уезда Рязанской епархии, где также законоучительствовал в церковно-приходской школе. В феврале 1914 г. переведен в Тульскую епархию в село Богослово Епифанского уезда. В мае 1916 г. за устройство яслей для детей по обстоятельствам военного времени отмечен наградой епархиальным начальством.

Священник Михаил Абрамов был женат, супруга Евдокия Андреевна на пять лет его моложе (родилась 20 июля 1890 года), окончила курс в Рязанском епархиальном женском училище. Сыновья: Владимир, родился 19 октября 1909 г., и Леонид, родился 8 августа 1913 г. В клировых ведомостях отец Михаил отмечен «поведения отлично хорошего. По службе исполнительный и усердный. К благоустройству прихода и церкви относится с полным вниманием и усердием. ...Во все воскресные и праздничные дни после Литургии говорит проповеди».

В 1928 году протоиерей Михаил Абрамов был арестован и осужден по ст. 72 УК РСФСР «Подделка удостоверений и иных выдаваемых государственными и общественными учреждениями документов» к одному году лишения свободы, который отбывал в Тульском исправдоме по 14 января 1930 года.

После освобождения из заключения протоиерей Михаил Абрамов был принят правящим архиереем. С 28 декабря 1930 года он был назначен настоятелем храма Похвалы Пресвятой Богородицы в селе Городище на Дубенском устье.

Через три года, в 1934 году, протоиерей Михаил Абрамов был вторично арестован и приговорен к ссылке на три года за антисоветскую пропаганду и агитацию по ст. 58-10 УК. В начале 1937 г. протоиерей Михаил Иванович Абрамов вернулся из ссылки на свое прежнее место служения – в храм Похвалы Пресвятой Богородицы. Однако уже в ноябре 1937 года он попал под самую мощную кампанию довоенных репрессий, запущенную оперативным приказом НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 года, и был расстрелян.

Согласно тексту данного приказа, с 5 августа 1937 года во всех республиках, краях и областях СССР начиналась операция по репрессированию «бывших кулаков, активных антисоветских элементов и уголовников». Основной смысл приказа заключался в том, чтобы быстро, в течение нескольких месяцев, неправовыми методами – решениями областных и республиканских «троек», действующих помимо системы судопроизводства, – расстрелять или посадить на длительный срок наиболее опасных врагов советской власти.

Приказ НКВД предусматривал разделение всех репрессируемых на две категории. К первой относились «наиболее враждебные кулаки, уголовники и другие антисоветские элементы» – они подлежали немедленному аресту и расстрелу. Ко второй категории относились «менее активные враждебные элементы», они подлежали аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет. По Калининской области были утверждены следующие лимиты на репрессии: по первой категории – тысяча человек, по второй – три тысячи человек.

В преамбуле приказа № 00447 в качестве одной из его основных целей назывались «в прошлом репрессированные церковники и сектанты». При этом в основном тексте приказа, в разделе «Контингенты, подлежащие репрессиям», «церковники» упоминаются единожды, в числе «наиболее активных антисоветских элементов из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантских активистов, церковников и прочих, которые содержатся сейчас в тюрьмах, лагерях, трудовых поселках и колониях и продолжают вести там активную антисоветскую подрывную работу». Под это определение в прошлом репрессированный деревенский священник не подходил никоим образом. Вообще по основному смыслу приказ № 00447 был нацелен в первую очередь против реальных политических противников действующей власти и наиболее активных антиобщественных элементов из уголовной среды. Однако его реализация, в том числе, вероятно, и под влиянием текста преамбулы, во многих регионах была ориентирована и против священно­служителей – «церковников», причем под внесудебную расправу по данному приказу попадали именно те из них, кто уже был в прошлом репрессирован, а протоиерей Михаил Абрамов репрессировался уже дважды и в силу этого сразу оказался в числе кандидатов на расстрел.

Арест, разбирательство и расправа осуществлялись стремительно, с невозможной для обычной судебной процедуры скоростью. Ордер на обыск и арест Михаила Ивановича Абрамова, проживающего в доме № 14 деревни Ратмино, был получен сотрудниками Кимрского райотдела Управления НКВД по Калининской области 13 ноября. В тот же день в присутствии понятых сотрудники НКВД обыскали дом священника, изъяли у него паспорт, арестовали его и доставили в Кимрское районное отделение НКВД. 14 нояб­ря состоялся единственный допрос арестованного, который вел сержант госбезопаснос­ти. На момент проведения допроса органы НКВД не располагали никакими новыми данными об антисоветской деятельности отца Михаила и ориентировались при его аресте, судя по всему, исключительно на его статус «ранее репрессированного церковника». Однако 20 ноября местная власть в лице руководителя Александровского сельсовета, к которому относилась деревня Ратмино, выдала органам НКВД справку, согласно которой

«Абрамов, враждебно настроенный к советской власти, систематически занимался среди отсталой части колхозников, единоличников в Александровском сельсовете антисоветской агитацией против колхозного строительства».

19 и 20 ноября следователь НКВД опросил трех свидетелей, которые подтвердили факты, изложенные в справке из сельсовета, и в результате уже 21 ноября было подписано следующее обвинительное заключение:

«АБРАМОВ, вернувшись из ссылки в 1937 году, враждебно настроенный к советской власти, состоя на службе священником в чине протоиерея Городищенской церкви, одновременно занимался контрреволюционной антисоветской агитацией среди отсталой части населения колхозников и единоличников Александровского сельсовета. Распространял провокационные слухи о голоде колхозников, рекомендовал колхозникам выписываться из колхоза – внушал повстанческие намерения, о войне на Советский Союз, о приходе к власти фашистов. Восхвалял расстрелянных врагов народа троцкистов. Клеветал на героев Советского Союза и новую Конституцию и высказывал террористические намерения против руководителей советской власти. В предъявленном ему обвинении виновным себя не признал, но полностью изобличается свидетельскими показаниями».

Тройка УНКВД Калининской облас­ти слушала дело № 6916 Кимрского райотдела НКВД 27 ноября 1937 года и постановила: Абрамова Михаила Ивановича расстрелять. Постановление было приведено в исполнение во внутренней тюрьме НКВД Калининской области 29 нояб­ря 1937 года.

Вскоре после ареста последнего настоятеля храма Похвалы Пресвятой Богородицы храм был закрыт и разорен. По воспоминаниям Евфросинии Никифоровны Зайцевой, которой в это время было 32 года, произошло следующее:

«Священник, отец Владимир [ошибка, правильно – Михаил] Абрамов, жил вдвоем с женой, а сыновья – где-то в Москве. Пришли за ним однажды какие-то люди, арестовали, посадили в моторку и увезли куда-то по Волге. После ходили слухи, что его утопили. Приехали из Кимр (Ратмино тогда было Кимрского района) человек десять, а может, больше, комсомольцев. Курсанты ремесленного училища облепили храм и никого из жителей не подпускали. Стали вытаскивать из церкви ценные вещи: кресты, ризы, чаши, срывали с икон оклады – всё это кидали в грузовик. Потом начали топорами и пилами ломать всё внутри, выносили иконы и бросали в костер тут же перед церковью... Ломали несколько дней. Мы хотели хоть что-нибудь спасти, но на ночь церковь закрывали на ключ… Потом открыли в церкви мастерскую по ремонту тракторов… Год-два эта мастерская была, и сделали тогда в одной половине, где алтарь, клуб, а в другой – столовую. Тогда и кресты тракторами сорвали».

Тогда же, в 1937 году, была закрыта и разорена вторая церковь, располагавшаяся в то время на территории города Дубны, – кирпичная церковь во имя Смоленской иконы Божией Матери, находившая на левом берегу Волги, в деревне Подберезье. В ней тоже на какое-то время устроили клуб, а сразу после войны, в 1946–1947 гг., ее разобрали на кирпичи и полностью разрушили.

Ратминской церкви повезло больше: она сохранилась. Длительное время в послевоенные годы здание церкви использовалось сельскохозяйственным училищем СПТУ-95, размещавшимся в строениях бывшей усадьбы князя Вяземского. В 1970-е годы, после переезда СПТУ на левый берег, церковь и усадебный дом были заброшены. Усадьба превратилась в руины. Здание церкви оказалось более устойчивым к течению времени. Она стояла заброшенной, на куполе росли небольшие деревья, стены были ободраны и покрыты различными надписями. Практически уничтожено оказалось и кладбище возле церкви.

В 1987–1988 гг. в Дубне начинаются субботники, в ходе которых здание церкви постепенно приводится в порядок. Некоторое время в церкви планировали сделать музей или концертный зал, однако по инициативе создавшегося православного прихода, получившего в городе широчайшую общественную поддержку, в том числе в ОИЯИ, было принято решение передать церковь верующим. Богослужения в храме возобновились с весны 1990 года.

По заключению Тверской областной прокуратуры от 26 марта 1989 года Михаил Иванович Абрамов был реабилитирован за отсутствием состава преступления, а решением Архиерейского собора Русской православной церкви протоиерей Михаил Абрамов прославлен в лике святых новомучеников и исповедников российских. Память священномученика Михаила Абрамова чтится в день его мученической кончины 29 ноября.

Федор Петров