Дубна. Новости

Яндекс.Погода

воскресенье, 18 ноября

пасмурно+1 °C

Онлайн трансляция

Известный японский ученый Акэо Мисаки посетил ОИЯИ

01 авг. 2018 г., 12:00

Просмотры: 133


26 – 27 июля 2018 г. ОИЯИ впервые посетил известный ученый Акэо Мисаки, профессор японского Университета Сайтама, приглашенный профессор НИИЯФ им. Д.В. Скобельцына, МГУ и Алтайского государственного университета. Об этом сообщается на сайте ОИЯИ.

В ходе своего визита профессор Мисаки познакомился с ОИЯИ, начав знакомство с Лабораторией ядерных проблем. Здесь профессор посетил тестовую площадку гамма-телескопа эксперимента ТАЙГА, в создании которого он выступает как приглашенный эксперт. Он также посетил лабораторию по изготовлению фотодетекторов для эксперимента Baikal и мемориальный кабинет Б.М. Понтекорво. Профессор Мисаки также посетил Лабораторию теоретической физики и Лабораторию информационных технологий, где ознакомился с передовым суперкомпьютером «Говорун». В Лаборатории информационных технологий состоялся семинар профессора Мисаки, посвященный проблеме разнообразия ЛПМ-ливней при экстремально высоких энергиях, который вызвал живую дискуссию.

Кульминацией посещения ЛИТ стала передача подписанного со стороны ОИЯИ протокола о проведении совместных научно-исследовательских работ Объединенным институтом ядерных исследований и Университетом Сайтама, Япония. Данный протокол предполагает создание теоретической, математической и вычислительной базы для моделирования ЛПМ-ливней в области сверхвысоких энергий, численного исследования их характеристик и структуры с целью решения проблем, возникающих при анализе экспериментальных результатов таких астрофизических проектов как IceCube, Antares, Baikal и ТАЙГА.

Профессор Акэо Мисаки из Японии укрепляет связи Университета Сайтама с ОИЯИ, Видео: Научно-информационный отдел ОИЯИ

Справка:

Основная область интересов профессора Акэо Мисаки – это физика космических лучей. Наиболее известны его работы по теории переноса мюонов в среде и теории т.н. широких атмосферных ливней (ШАЛ) в атмосфере. ШАЛ представляет собой каскад гигантского числа элементарных частиц (сотни миллионов и больше), рождающихся при столкновении космической частицы сверхвысокой энергии с атмосферой Земли. Регистрация ШАЛ служит прямым доказательством существования внегалактических «ускорителей» заряженных частиц невероятной мощности и эффективности, а детальное изучение характеристик ливней позволяет не только проверять теоретические модели астрофизических ускорителей, но и изучать взаимодействия элементарных частиц при энергиях и близко недоступных на современных коллайдерах. Профессор Мисаки одним из первых осознал важность эффекта Ландау-Померанчука-Мигдала (ЛПМ-эффект) для расчета структуры ШАЛ. Эффект ЛПМ приводит к падению интенсивности мягкого тормозного излучения в среде и связан с тем, что при многократном рассеянии релятивистской заряженной частицы на атомных ядрах происходит деструктивная интерференция фотонов, испущенных в различных точках пространства. Работы проф. Мисаки по учету ЛПМ-эффекта в ШАЛ стали классикой в этой области физики. Многие годы проф. Мисаки тесно сотрудничает с физиками Московского, Иркутского и Алтайского университетов в области физики космических лучей и нейтринной астрофизики сверхвысоких энергий.

По завершении первого дня своего визита в ОИЯИ профессор Мисаки дал короткое интервью:

— Уважаемый профессор Мисаки, в еженедельнике «Наука в Сибири» в июле 1999 года опубликована статья о вас и вашей общественной деятельности. Прокомментируйте, пожалуйста, эту сторону Вашей деятельности.

— Я изначально испытывал симпатию к идеям социализма. Россия также всегда вызывала мой пристальный интерес. В период перехода от Советского Союза к новой России, ваша страна оказалась в весьма непростой ситуации. У японских ученых, работающих в области физики частиц, всегда был большой интерес к Российской фундаментальной науке. Профессор Фусими в свое время высказывал идею о том, что Япония должна оказать поддержку российской науке для сохранения ее научных достижений. Профессор Фусими, будучи в 1961-1973 гг. директором Института физики плазмы Нагойского университета, имел тесные научные связи с Курчатовским институтом. В 1978-1982 гг. он был президентом Научного совета Японии и одним из двух иностранных членов Российской академии наук в то время. Профессор Фусими был моим другом и увлек меня своими идеями касательно России, которые легли в благодатную почву, поскольку я стремился сотрудничать с российскими учеными. Я член Российско-Японского Форума, который ставит своей целью укрепление и развитие отношений наших стран вне политики. Второй иностранный член РАН — это профессор Нисидзава, который был президентом ассоциации, занимавшейся установлением дружественных отношений с Россией. Профессор Нисидзава активно сотрудничал с Сибирским отделением РАН в Новосибирске. И, будучи генеральным секретарем этой организации, я посетил Новосибирск в составе делегации от Ассоциации, где и дал то интервью. По сути, это краткая история развития моего сотрудничества с Россией.

– А как начались и складывались ваши отношения с Россией и с ОИЯИ?

— Мое главное призвание — это астрофизика. В этой области я давно, около 30 лет, сотрудничаю с Московским государственным университетом, Иркутским государственным университетом, Алтайским государственным университетом. В этом году Алтайский университет проводил в Барнауле 26-й Европейский симпозиум по космическим лучам, на котором мне было предложено организовать рабочее совещание, посвященное ЛПМ-эффекту и его применению в исследовании космических лучей при сверхвысоких энергиях. Незадолго до этого, мое внимание привлекли публикации группы сотрудников ОИЯИ (О. Воскресенской и др.), посвященные этой тематике. Данные публикации крайне важны для исследований, проводимых Университетом Сайтама. Поэтому я с радостью пригласил авторов для участия в организованном мной совещании и принял ответное предложение посетить ОИЯИ для обсуждения вопросов о возможности проведения совместных работ и подписания протокола о сотрудничестве ОИЯИ и университета Сайтама.

— Вы впервые в Дубне и успели познакомиться с несколькими лабораториями ОИЯИ. Каково Ваше впечатление?

— Я очень впечатлен научной деятельностью ОИЯИ и впервые вижу институт такого типа. Не все увиденное соотносилось с моей специализацией, но сравнивая с положением дел в японской науке, хочу отметить, что Россия, определено, имеет стратегических подход к тому, как развивать свою науку. Часть направлений исследований поддерживаются в России из средств Федерального бюджета с помощью грантов. К сожалению, в настоящее время Правительство Японии не так высоко оценивает важность фундаментальной науки. Интерес лежит в основном в области практического применения достижений науки, способных принести прибыль в ближайшем будущем. У вас же меня очень впечатляет высокое уважение к науке.

– Каким вы видите развитие вашего сотрудничества с ОИЯИ?

— Наше сотрудничество с российскими учеными раньше не имело официальной поддержки, это были только персональные контакты. Сейчас я намерен выстраивать и развивать наше научное сотрудничество в рамках протокола между Университетом Сайтама и ОИЯИ в области нейтринной астрофизики при сверхвысоких энергиях. Существуют три основных эксперимента в этой области нейтринной физики сверхвысоких энергий: IceCube в США, европейский Antares и эксперимент Baikal в России. Но, по моему мнению, энергии этих экспериментов схожи и не дают оценок нужной точности. Я высказывал эту точку зрения на конференции в Барнауле. Я считаю, что для этих задач мы должны провести компьютерное моделирование эксперимента. Результаты работ ваших сотрудников (уточненная теория ЛПМ-эффекта – прим. ред.) очень важны для реализации наших исследований, и я очень рад нашей предстоящей совместной работе.

— Уже около 20 лет ОИЯИ проводит на озере Байкал Международную школу по физике элементарных частиц и астрофизике. Что Вы думаете о возможности выступить там в качестве лектора?

— Да, почему бы нет, может быть в следующем году. Я знаю об этой международной летней школе, мои друзья из Иркутска принимали участие в ее организации, я также хорошо знаю Дмитрия Наумова, заместителя директора Лаборатории ядерных проблем ОИЯИ, одного из организаторов этой школы, и его отца Вадима Наумова (ЛТФ ОИЯИ), с которым мы знакомы еще со времен его работы в Иркутске.

К.П. Моисенз

Справка В.А. Наумов

Перевод Е.А. Базановой

Фото Е.В. Пузыниной и О.О. Воскресенской