Дубна. Новости

Яндекс.Погода

пятница, 19 октября

ясно+9 °C

Онлайн трансляция

На ускорителях в Дубне ученые моделируют условия дальнего космоса и проверяют их воздействие на разные биологические объекты

16 окт. 2017 г., 16:57

Просмотры: 1022


Как мы уже сообщали, в Доме международных совещаний ОИЯИ 12-13 октября проходила Международная конференция «Современные направления общей и космической радиобиологии». Вот что рассказали журналистам ее главные участники.

Егор Ступин

Директор Лаборатории радиационной биологии ОИЯИ Евгений Красавин:

-Эта  конференция уже стала традиционной у нас в Дубне в ОИЯИ. Она посвящена актуальным вопросам радиационной биологии и прежде всего вопросам космической радиобилогии. Дело в том, что на нашу лабораторию возложена очень важная задача – моделирование действий разных видов космических излучений на различные виды организмов, и эта задача сопряжена с подготовкой пилотируемых экспедиций к дальним планетам, астероидам, вообще с освоением дальнего космоса. Эта задача стоит перед человечеством, она будет решаться, и радиационный фактор, который присутствует в космосе, является по-видимому определяющим и главным лимитирующим фактором при организации такого рода миссии.

Мы собираем коллег традиционно в этих стенах и обсуждаем вопросы действия тяжелых заряженных частиц, моделировать которые мы можем, используя базовые установки ОИЯИ. Это прежде всего ускорители в Лаборатории ядерных реакций и машины, которые работают в Лаборатории физики высоких энергий: нуклотрон с новым линейным ускорителем.

В нашей конференции участвуют специалисты из разных институтов Российской академии наук – из Москвы, Пущина, Санкт-петербурга и многих других городов, то есть география очень широкая. А поскольку соорганизатором является Научный совет РАН по радиобиологии, то конференция объединяет и специалистов, которые входят в этот совет.

В течение этих дней мы обсуждаем не только проблемы радиобилогии.  Очень интересный доклад представит профессор Ричард Гувер из США, с которым мы сотрудничаем очень тесно в плане решения вопросов астробилогии – он периодически приезжает в Дубну и проводит на  нашем оборудовании (в частности, на электронном сканирующем микроскопе) исследование различных образцов метеоритов, где обнаружены и анализируются остатки жизнедеятельности различных микроорганизмов.

 

Космонавт Сергей Авдеев:

- Приятно, что эта ежегодная конференция продолжается, надеюсь, что она будет продолжаться и в следующие годы… Во всех заявлениях «Роскосмоса» о том, что мы хотим куда-то летать, к сожалению, «Роскосмос» на 99,9 % обращает внимание только на технику. А то, что будут в этой технике находиться люди (экипажи), какому они будут подвержены воздействию, когда будут летать,  рассматривается профессионально только здесь. В конце концов, я думаю, эти направления объединятся, чтобы получился завершенный проект – такие времена наступят, но сегодня только вы на этом пути, который призван показать реальное воздействие космоса на людей и те возможности, которыми мы обладаем.

 

Академик Алексей Розанов (Институт палеонтологии РАН, ЛРБ ОИЯИ):

- Тему астробиологии на конференции представляет Ричард Гувер – мы много лет сотрудничаем и сегодня говорили с ним о том, что началась новая эпоха в понимании того, что жизнь началась не на Земле. Некоторые ученые это поняли давно –  еще в середине 70-х годов, но астрономы тогда их «заплевали»… Всё же эта тенденция развивалась в мире очень серьезно, и в СССР ученые ее тоже заметили, но говорить о «космическом» происхождении жизни было неприлично. И меня тоже «оплевывали», но теперь начинают признавать…

Конечно, этому способствовали исследования английских, американских, итальянских и наших ученых, которые показали, что в космическом пространстве есть весь материал, необходимый для построения жизни…. Когда началась жизнь? На этот вопрос (ученые) отвечают по-разному. Я считаю: когда появились первые органические соединения и с этого момента началось формирование систем, которые теперь называют живыми организмами. А некоторые говорят, что жизнь появилась, когда появилась РНК или – когда появилась (клеточная) мембрана. Я бы сказал: вопрос не имеет смысла… Вся история начинается с астрокатализа…

 

Главный научный сотрудник ФМБЦ им. Бурназяна Игорь Ушаков:

- Микробиологические космические исследования – это отдельная большая область, которой я не занимаюсь, хотя в курсе основных исследований. Там проводятся очень интересные исследования, подтверждающие возможность того, о чем говорил академик Розанов, – занесение жизни на Землю с помощью метеоритов. Эти очень интересные эксперименты – размещение микробиологических объектов на внешней стороне МКС – подтверждают  их чрезвычайную устойчивость в жестких условиях облучения, вакуума и других факторов воздействия.

Я же в докладе сегодня говорил о радиобиологических вещах: как защитить человека в космосе, и прежде всего в будущих полетах на Луну и другие небесные тела. Радиация будет главным фактором проникновения человека на другие планеты. Да, американцы были на Луне достаточно давно, но вернуться на Луну люди смогут только если мы хорошо подготовимся к встрече с радиационным фактором – с воздействием солнечных вспышек, с большими уровнями радиации. Тут необходимо разрабатывать новые радиопротекторы  (хотя можно и использовать уже разработанные – они есть, они созданы трудами многих коллективов наших ученых), поэтому мы создаем радиобиологические модели и проводим соответствующие исследования…

А к дальним полетам мы еще меньше готовы – мы сегодня спорим о том, каковы уровни доз, которые будут получены в этих полетах, и у разных исследователей цифры в разы, а то и на порядок отличаются…

А если говорить об устойчивости биологических систем (в перспективе – человеческого организма) к радиационному воздействию, тут разброс точек зрения еще больше. Для этого мы и собираемся на конференции, чтобы синтезировать наши подходы, договориться о приемлемых моделях облучения, которые в той или иной мере создают те радиационные условия, которые могут сложиться в полете за пределами магнитосферы Земли…

На МКС сегодня радиационный фон в 200 раз превышает наш фон, которому мы с вами подвергаемся прямо сейчас. То есть ежедневно человек на МКС получает дозу в 200 раз большую. Но с точки зрения допустимых международных параметров воздействия в космосе превышения нет, поэтому космонавты могут летать и год, и больше, не боясь отдаленных радиационных последствий. Как известно, такие полеты уже были, в том числе присутствующий здесь Сергей Авдеев - участник полета в 380 суток. Но если будем летать на более высоких орбитах (более 600 км) или с иными наклонами орбит, здесь мы к радиационному фактору пока не готовы – и в расчетном плане (хотя, конечно, расчеты такие есть) и, еще больше, в микробиологическом. Здесь надо проводить серьезные глобальные совместные эксперименты по радиобиологии, по моделированию и уже с осторожностью переносить это на человека.

Хочу сказать, что роль ОИЯИ с точки зрения перспектив космонавтики, освоения глубинного космоса – огромная, потому что только у вас есть возможность моделировать тот фактор тяжелых заряженных частиц, который внушает наибольшие опасения радиобиологам, а они пока не знают, как и чем от него защищать человека и находятся в глубоких раздумьях по этому поводу. У вас колоссальные возможности моделирования этого фактора, но хотел бы напомнить, что здесь располагается Лаборатория тяжелых ионов ИМБП, которая работает на базе Дубны – альянс очень хороший. И если добавить сюда некоторые другие организации, которые работают по генетическим, нейрохимическим, нейроморфологическим и другим аспектам воздействия на человека, то получится очень хорошая копперация со столицей в Дубне.