Дубна. Новости

Яндекс.Погода

воскресенье, 22 октября

пасмурно+1 °C

Онлайн трансляция

«СОЛЬ ЭЛЬТОНА» – марафон пустынных степей

05 нояб. 2016 г., 14:05

Просмотры: 508


Еще один жаркий репортаж о покоренных 100 километрах в пустынных степях от супермарафонца Андрея Хачатурова!

…Почти сутки в душном неухоженном вагоне №13 поезда Москва-Махачкала. Положение скрашивает лишь компания, которая сколотилась у нас заранее. Вместе едем, вместе жить будем, вместе же выйдем и на старт соревнования, которое нас и объединило. Дистанции разнятся, но испытание всем нам предстоит одно – ЭЛЬТОН УЛЬТРА-ТРЕЙЛ в зоне полупустыни вокруг самого солёного озера Европы…

    

Кроме солёной пыли, орлов-могильников, змей, ящериц и верблюдов организаторами обещана настоящая, то есть совсем нешуточная жара. Всё это вместе, помноженное на километры, переводит грядущий старт из разряда прогулочно-приключенческого в категорию жёстко-испытательного.

Да, дистанции предложены кардинально разные – 28, 56 и 104 километра. Но ведь и у участников восприятие километров не едино – кому-то 28 как полноценная сотня…

И Эльтон это впоследствии продемонстрировал – тепловой удар настиг одного из бегунов уже в первые часы после старта, когда и солнце-то как следует не раскочегарилось… Насколько мне известно, всего подобных случаев было за день как минимум четыре, в серьёзной форме… Сколько более лёгких – не знаю…

   

ДОРОГА

Скорый быстро проглатывает расстояния, чтобы потом долго стоять на станциях. Рязань, Богоявленск, Мичуринск, Тамбов… Татищево, Саратов, Урбах…

В купе постоянно появляются новые лица – беговые коллеги «идут на голос». Спрашивают на предмет грядущего прохождения трассы. Советов как обычно не даю – каждый свой путь выбирает сам. Скорее, стараюсь удержать от опрометчивых шагов, ненавязчиво напоминая, что подобные дистанции, да ещё в таком климате, шуток не любят в принципе…

Меняются пейзажи за окном. Всё меньше деревьев, всё больше степных просторов. Вдруг в вагон врывается непередаваемый запах полыни…

Параллельно полотну тянется колючка, её предназначение угадывается по пограничным столбам – мы уже «в полуметре» от Казахстана. Значит и цель нашего путешествия близка, пора собираться…

   

ПОСЁЛОК

Маленький, приличного вида вокзальчик. Поезд стоит три минуты и за это время успевает выпустить из своих недр великое множество будущих участников пробега. Нас встречает шумная группа размахивающих флагами радостных волонтёров.

Толпу сканируют строгие взгляды пограничников – здесь всё более чем серьёзно. Документов пока не спрашивают, но эта процедура ещё впереди.

Двигаем к стартовому городку, которым на время пробега стал местный Дом культуры и его ближайшие окрестности. Тут уже пограничники подходят к каждому, кто начал заполнять анкету участника. Заглядывают в паспорт, сверяют фамилию со списком, спрашивают где собираемся жить.

На регистрации был приятно удивлён выданному мне номеру – 001. Это не просто цифра… Она обязывает.

Жильё наше оказалось на самой окраине, до которой ровно два километра. Не очень удобно, конечно, в плане старта-финиша. Особенно финиша, когда придётся прибавить к итак некороткой дистанции лишние две тысячи метров… Ну да ладно, это на самом деле, вторично.

А вообще «места обитания» в Эльтоне – не всегда для слабонервных. Если односложно, то слово «бедно» подходит больше других. Иногда «очень бедно». Я иного в принципе и не ожидал, тем более что в далекой молодости пришлось пожить на Крайнем Севере – тамошние «дворцы» вполне могут соперничать с местными по количеству неудобств.

Не критикую, просто констатирую факт того, как трудно живут люди на российских окраинах…

Непосредственно к Эльтону скорее подходит слово «выживать». Работы нет. Да, действующий санаторий, но весь посёлок ему не прокормить. Как я понял – перебивается большинство выращиванием различной скотины – коров, овец, лошадей. Огородами тут не прокормишься – сушь страшная. Одно слово – полупустыня.

…После того как глаза свыкаются с новостями быта, часть которого расположена в дальнем углу двора всё становится «очень даже ничего». А когда выяснилось, что дом на три дня остаётся в нашем полном распоряжении… В общем, устроились нормально. Рекламируемые организаторами предложения экскурсий не рассматриваем в принципе, главное для чего мы приехали это всё-таки бег. После него хоть в юрту, хоть в берлогу. А вот до – лучше не рисковать.

Полностью свободный предстартовый день хотели использовать на «пробежаться до озера», но посоветовавшись с ГУГЛОМ решили и этого не делать – почти восемь километров в один конец оказалось. Испугать пятнашкой тех, кто собрался на сотню сложновато, но по опыту знаю, что завтра буду неоднократно вспоминать эти лишние во всех смыслах километры, а потому решение «не бежать» однозначно и сомнению не поддаётся.

         

НЕМНОГО ПОЗНАВАТЕЛЬНОГО…

Озеро Эльтон – уникальное природное образование практически идеально-округлой формы. Начиная с 1747 года, здесь более ста лет добывали соль, а в начале века двадцатого основали грязелечебницу, ныне это санаторий.

Грязь тут не простая, а очень непростая – той, что на Мёртвом море уступать по целебным свойствам не собирается. Кстати, минерализация Эльтонав полтора раза выше, чем у того же знаменитого Мёртвого…

Небезынтересен и тот факт, что глубина Эльтона летом 5-7 сантиметров и это при площади более 150 км².

В озеро впадает семь рек, а их долины являются настоящими оазисами, где бурлят всевозможные формы жизни, как земноводной, так и перелётной.

На территории природного парка произрастает около шестисот видов высших растений, 27 из которых являются редкими, и занесены в Красные книги различных рангов.

Кроме этого в Приэльтонье обитает 12 видов рыб, 3 вида земноводных, 8 видов пресмыкающихся, 245 видов птиц и 32 вида млекопитающих. Здесь же расположены многочисленные памятники археологии, истории и архитектуры. Это 11 курганных групп и множествоодиночных курганов, следы поселений I-II тысячелетия до н.э., остатки поселка соледобытчиков…

   

ПРЕДСТАРТОВОЕ…

Регистрацию прошли сразу же по приезду. Всё быстро – сдал анкету, получай саломоновскую сумку, в которой и разместился «стартовый пакет». А вот чипы были ещё в пути, за ними мы вернулись на следующий день накануне старта. Ну, заодно и окунулись в соревновательную атмосферу.

Всё пространство вокруг ДК превратилось в один спортивный «улей»… Летнее кафе, где по предъявлению номера можно даже бесплатно один раз поесть… Палаточный лагерь… «Пляж», где чуть позже состоялся брифинг…

Кстати о брифинге. Случился он в семь вечера, и во время его все желающие из числа участников получили максимально полную картину предстоящего действа. Но сначала было знакомство с командой пробега и её «полководцем» Вячеславом Глуховым.

Жёстко прозвучало предупреждение о тотальной предстартовой проверке требуемой комплектации рюкзаков всех, кто идёт на ультра. И уж совсем непререкаемо про «не дай Бог!!!» бросить на трассе хоть какой клочок бумаги:

«Эльтон – природный заповедник и каждый, кто будет уличён в том, что оставил после себя мусор дисквалифицируется без обсуждений и возможности оправдаться».

Моментально возникшие после этого заявления волнения на предмет туалетов, Вячеслав успокоил информацией о том, что на финише дистанции «лайт», являющейся одновременно местом разворота тех, кто бежит 56 км, туалеты будут. А вот дальше уже пошёл диалог в стиле «чёрно-спортивного юмора»:

– А ультра?

– Что ультра?

– Ну, для тех, кто ультра бежит, туалеты дальше по дистанции будут?

– Не понял… А зачем им туалеты – они ж ультра…

Справедливости ради стоит отметить, что какие-то палатки, сильно смахивающие на походный клозет, были мною замечены на пункте питания «Красная деревня», расположенном на 62-м километре. Но, смею вас уверить, к тому времени это уже мало кого волновало, ведь именно в этом месте состоялся самый массовый сход с дистанции и уж точно не по причине туалетной направленности…

НЕРВЕННОЕ…

Подозреваю, что в большинстве мест обитания бегунов, вечер перед стартом был практически одинаков. Во всяком случае, во всех комнатах нашего дома картина была одна и та же…

Декламации списка того, что и в каком объёме должно быть у каждого выходящего на старт… Укладка-раскладка содержимого рюкзака… Тоскливый перечень вопросов «а если…?» в глазах… Неудачные попытки лечь спать пораньше…

ПОБЕЖАЛИ…

В начале пятого выгребаемся из дома и трусцой к месту старта. Здесь уже многолюдно. Очередь к месту проверки рюкзаков. Возбуждённые лица. Бесконечные фотографии. Крики ведущего, пытающего ещё больше разогреть и без того горячую толпу…

   

МЫСЛИ ВСЛУХ…

В последние годы ловлю себя на ощущении «нечувствительности старта». Стараюсь как-то проникнуться, мандраж хоть какой получить. Не получается…

Не от того, что охладел к процессу – вовсе нет! Просто старты теперь воспринимаю лишь как предвестники очень большой работы, во время которой все нужные ощущения и приходят…

В этот раз та же история. Стою, слушаю, смотрю… Жду.

… момента, когда каждый, будучи среди нас, окажется один-на один с собой… Когда начнут отшелушиваться лишняя бравада и фантастические планы…

Когда глаза начнёт застилать соль, а в ногах медленно, но «по-хозяйски» уверенно станет отвоёвывать своё пространство тяжёлая усталость.

Вот здесь и наступает настоящая проверка «готовности всех систем» глобальных и мелких. Проверка жёсткая, не дающая шанса на возможность поблажки…

Недобегал в предыдущие месяцы – получи… Переел вчера за обедом – рассчитайся… Больше думал о красоте экипировки, чем о её функциональности и удобстве – на тебе!!! Мне проще и сложнее многих. Проще тем, что с вероятностью почти 100% предвижу что и на каком километре со мной произойдёт… Сложнее из-за того, что не питаю никаких иллюзий на предмет предстоящего. Знаю, что будет сначала тяжело, потом очень тяжело. Знаю, на каком километре получу «блуждающее сознание», и на каком вернусь в реальность…

Знаю, что обязательно и примерно когда случится жёсткая ломка, а если я её в очередной раз выдержу, значит не время ещё уходить в «просто марафон»…

Знаю и то, что «чистая сотня» для меня уж давно дистанция совсем не профильная. В последнее время она была лишь частью «разгона первой ступени». Именно поэтому совершенно искренне заявлял до старта, что планирую просто пробежать и уложиться в лимит, заявленный организаторами, то есть в 13 часов… А если учесть, что у меня до сих пор ни одного трейла в архиве, и с полупустынями я вообще не знаком, то…

ПЕРВЫЕ КИЛОМЕТРЫ…

Ну наконец-то… Рванули под радостно-возбуждённые крики. Сначала по посёлку, потом повернули к озеру и так километров пять по асфальту. Честно говоря, опасался, что первые метры-километры будут напряжными из-за большой скученности. Но, всё оказалось более чем комфортно.

Дорога широкая, никто никому не мешает, а вот солнце шпарит практически с первых минут. Даже догадки о том, что же дальше будет, уже страшны по своей сути, поэтому все сомнения вон и просто бежать…

Неподалёку от озера сворачиваем в степь. Всё. Пошла настоящая работа. Народ подрастянулся, умерив первую послестартовую прыть и выйдя на свои темповые показатели. Теперь можно спокойно обозревать степные перспективы, которые пока открываются не слишком охотно – из-за перепада высот обзор достаточно ограничен.

Озеро, порой скрываясь за очередной горкой, мелькает по левую руку. Оно огромно, и не верится, что глубина его практически никакая – по виду просто море.

На 18-м километре прошли второй пункт питания и резко повернули от озера вглубь степи. До этого был уже подсушенный солнцем ковыль по сторонам от достаточно тяжёлой и пыльной поверхности дороги. Сказать, что она неровная, ну это практически как ничего не сказать.

С радостью осознаю, что для меня это совсем не проблема, ведь хуже той обочины, по которой ежедневно возвращаюсь с работы домой, ещё поискать. После неё уже ничего не пугает. И вообще – здесь у нас трейл, значит по определению бездорожье, так что жалобы в принципе отменяются…

За поворотом совершенно новые перспективы. Зелёное море травы, уходящее к горизонту. Она достаточно высокая – минимум по колено. Степные просторы теперь позволяют видеть участников гонки на много километров вперёд. Приглядишься – «плывёт» в зелёном мареве очередная яркая точка, значит и мне туда…

А вообще степь, отнюдь не плоская сковорода. Уже на тех небольших километрах, что остались позади, были горки. Небольшие, но крутые.

…Впереди бесконечность. Поют птицы. Периодически очень сильный запах полыни – резкий и приятный. Потом снова тишина – без запаха, и звука…

Бежим с москвичом Андреем Зиновьевым. Получилось это безо всякой предварительной договорённости, хотя и живём одной командой. Просто он принял решение ко мне присоседиться, а когда я это через несколько километров после старта заметил, Андрей сказал: «Если буду раздражать – ты говори… Приотстану»

В результате дуэт у нас получился живучий и сумел просуществовать до девяностого километра…

   

ТЯЖЕЛО, НО НЕ КРИТИЧНО…

Жалобы на плохую дорогу я впоследствии слышал и не одну…

В принципе – да! Она порой была «на слом ноги» и причины тому «обвальные» дожди случившиеся накануне. Там, где после них по дороге проскакали «ковбои пустынных степей», колдобины появились более чем основательные. В общем – тяжело, но на мой взгляд совсем не критично.

   

БЕЖИМ ДАЛЬШЕ…

Где-то на двадцать пятом километре испытываю искреннюю радость от «общения с горками». На самом же деле мы просто пересекаем две приличной высоты балки, которые образовались по течению впадающих в озеро речек. Подъёмы достаточно круты, большинство их преодолевает пешком, мы же вбегаем достаточно непринуждённо, что внутренне радует.

Бегущих собратьев впереди значительно прибавилось, говорю Андрею: «Ещё бы пару горок, глядишь, догнали бы практически всех…».

ЗДЕСЬ НЕ ДО ШУТОК…

Кстати, именно в этих балках с одним из участников случился первый серьёзный тепловой удар, которых всего на трассе было как минимум четыре. Для остальных это должно было стать реальным поводом призадуматься о серьёзности происходящего. Казалось бы – километров позади всего ничего, и солнце совсем не в зените…

   

ПРОМЕЖУТОЧНЫЙ ФИНИШ

Крутой спуск вниз, в направлении озера. Прямо перед нами большой шумный лагерь. Волонтёры, приветственные крики, море всякой еды-питья на столах.

Это финиш дистанции «лайт», что в переводе на русский означает 28 километров, отсюда же начинается обратная дорога тех, кто выбрал «мастер» – 56 километров. Ну а мы, те, кто на «ультра» или 104 километра, сейчас с основной массой участников расстанемся.

У нас свой путь, и есть ощущение, что всё только начинается…

Особенно это чувствуется, когда снова взобравшись на горку, уходим влево. Сразу наступает если не одиночество, то, весьма приближённое к нему состояние.

Степь все время разная, то зелень, то почти сушь. Дорога в норах-дырах, хочется думать, что это всего лишь суслики…

Стараюсь не давить скарабеев – они постоянно путь пересекают. Столь же непосредственно ведут себя и многочисленные колонии муравьев.

Из пресмыкающихся пока лишь ящерицы. Двух видов. Большие зелёные, я их сразу прозвал игуанами, вальяжно переходят дорогу поперёк, совершенно не обращая на нас внимания. А вот маленькие серенькие неожиданно выскакивают из травяной обочины и начинают устраивать настоящее соревнование – старательно бегут впереди, не менее старательно показывая, что они быстрее. Потом снова ныряют в окрестную траву.

Змей пока не видно, но чувствую – они где-то рядом…

   

НЕОЖИДАННОЕ УСКОРЕНИЕ

На самом деле – всё вполне ожиданно. Уже заранее предполагал, что после тридцатки должна резко пойти «пруха». Это в последние годы стало нормой.

Вдруг автоматически срабатывает «коробка передач» и остаётся только следить, чтобы ноги не улетали слишком далеко от туловища. Привычно-свободно отдаюсь процессу, понимая, что в головах тех, кого вдруг начал обгонять практически финишным спуртом, возникают совершенно разные мысли на мой счёт…

Через несколько километров нагоняет слегка «пыхтящий» Андрей: «Ну, ты врезал!!!». Извиняюсь, что не успел предупредить заранее: «Если вдруг уйду в отрыв, не думай, что это я от тебя удираю, просто у меня взаимоотношения с организмом такие – хочет бежать, бежит… Захочет на шаг перейти – я его снова послушаю».

Ускорение завершилось, и снова идём ровно. То болтая на разные околобеговые темы… То просто слушая степь и прислушиваясь к организму…

ТОЧНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ…

Андрей, после того как догнал, выдал интересное определение: «Тебя за несколько километров ни с кем не перепутаешь – по стилю бега… Ты крадёшься как кошка…».

На самом деле – определение более чем правильное. И как мне раньше в голову не приходило?!

За много лет, во время которых менялись цели, задачи и скоростной режим – менялся и стиль бега. Я долго искал то, что будет максимально щадящим для ног и позвоночника, постепенно придя к тому, что сам стал называть «гладить землю».

Но «кошачье определение» считаю более правильным. Особенно его польза почувствовалась именно здесь на Эльтоне. Ноги как бы сканируют неровную поверхность, прежде чем на неё опуститься. Понятно, что это всё работа мозга, но ощущения «датчиков в ступнях» очень явное.

   

ОПАСНОЕ СОСЕДСТВО

Дорога плохая, местами очень плохая. Кроме колдобин сильно напрягают и наклоны колеи – для голеностопа тяжеловато. Местами же приходится вообще уходить в сторону, потому сама «колейная часть» полностью заполнена смесью воды и скользкой грязи – последствия недавних ливней.

Если трава прибита полбеды, но когда шуруешь по высокой, тут уж лучше не задумываться о змеях. Я их просто выкинул из головы, но Андрей «вовремя» напомнил… Бежит сзади, кричит: «Осторожно!!!». Я ему: «Да стараюсь как-то в воду не угодить – не видно ведь ни зги, трава по колено…». Он в ответ: «Какая вода, я о змеях!!!»

Понятно, что с этими гадами лучше не встречаться на их законной территории, но ведь не будешь «кыш-кыш» перед собой палкой делать на протяжении нескольких сотен метров. Да и где та палка? Степь ведь кругом – ни одного деревца…

В общем – у нас без эксцессов обошлось. Если и встречались, то в нормальной видимости. А кому-то, слышал, в кроссовок вцепилась…

   

СМЕШНЫЕ ПОДРОБНОСТИ…

Подбегаю к машине, которая выступает в роли передвижного пункта питания, там двое мужчин. Спрашиваю: «Вас не смутит, если я переоденусь?», – они не против.

Пока Андрей заправляет свой уже подуставший организм едой-питьём – иду к передней двери и там сначала снимаю с себя всё лишнее, то есть всё. Потом начинаю раскрывать рюкзак, чтобы достать «смену белья»…

Андрей наелся и начал развивать журналистскую деятельность. Включил камеру на телефоне и двигается со стороны багажника со словами: «А вот здесь Андрей….», – пауза… Видит меня голого и понимает что к интервью я не очень готов…

   

ПРОМАШКА ВЫШЛА…

Выбегаем на очередную прямую. Жарко основательно, но уже как-то привычно. Во всяком случае – никакого страха солнце не вызывает, оно ведь здесь и должно было быть горячим.

Да, порой кажется, что кепка какая-то «бракованная» и её приходится поливать чаще «чем нужно». Потом вспоминаю, что в Армении она высыхала за несколько минут…

Бежим, болтаем, взяв за ориентир обогнавшего нас возле машины парня. Вдруг сзади крики… Оборачиваемся – там более чем красноречивые знаки вернуться. Честно говоря, я сначала подумал, что кого-то змея тяпнула…

Оказывается, мы проскочили поворот, о котором слышали давно и подробно – здесь нужно сделать петлю до озера и обратно, отметившись на «форпосте Петра». Если бы пробежали дальше, то нас ждало бы разочарование дисквалификации.

Добавив к дистанции как минимум километр уходит на искомую прямую. Она бесконечна… Озера не видно, оно где-то за пригорком. Бежится неприятно, уже хотя бы потому, что впереди вдруг оказались все те, кто был давно и далеко сзади. Ну, это ладно – где озеро???

Появляется… Далековато… Беседки форпоста не наблюдается…

Гашу возникающие негативные мысли насчёт «лишних туда-сюда километров» простейшим аргументом – расстояние до финиша уменьшается, значит, ничего лишнего в километрах нет. Ну да – аппендикс, но это просто трасса так проложена, носился же полуторакилометровыми кругами по 10 дней.

«Движуха тут сильнее, чем до двадцать восьмого километра», – подмечает Андрей. И действительно, встречное движение изрядно напряжённое. Приходится всё время перескакивать с колеи на колею. Во время перескоков чуть не наступил на змею… Внутренне рад, что констатировал сей факт совершенно равнодушно – ещё одно подтверждения правильного настроя.

   

СОЛЕВОЕ ГОЛОДАНИЕ

Андрей не перестаёт удивляться – каким образом мне удаётся продержаться до этих километров на одной воде и паре горстей изюма. Я объясняю ему, что с регидроном у меня в Армении вдруг испортились отношения, а ничем другим я в принципе и не пользуюсь. В конце-концов соглашаюсь, что хоть простой соли, но съем на первом же пункте питательном…

Наконец-то вдалеке появилась ажурная беседка, которая явно и есть тот самый форпост. Бегу, уже предвкушая соль, но, увы, меня ждало более чем жёсткое разочарование…

Стоит прицеп, на котором монументально возвышается мужчина явно аборигенного вида. Рядом с ним две ёмкости. Одна большая, с половником – для облива. Вторая поменьше, с кружкой – для попить. Ни хлеба, ни соли… Ну ладно. Значит, тянуть ещё километров семь до знаменитой Красной деревни, которая заявлена как самый крутой питательный пункт с мясными бульонами и пирогами. Ни первого, ни второго мне точно не нужно, но может там что-то с солью можно будет порешать.

Обливаемся с запасом, отпиваемся – с ним же. Очень трудно оторвать себя от водных источников в такое пекло. Но пора и назад.

Выгребаем от озера к дороге. Путь назад слегка тяжелее, потому как в основном в горку. В тоже время психологически легче – он ведь к дороге ведёт, которая опять будет неизведанно-новой…

Уже чередуем бег с шагом. Это мера вынужденная, загонять себя насмерть есть дело бесполезное, пора переходить в «режим экономии энергии».

К Красной деревне приближаемся в состоянии изрядной усталости – я, во всяком случае. Андрей держится прекрасно, регулярно повторяя до чего ему хорошо. Я столь же регулярно предлагаю ему уйти вперёд: «Ты сегодня объективно сильнее…», на что он отвечает, что мой темп его вполне утраивает. Ну, устраивает и ладно. Спорить не буду. Дорога сама всё рассудит…

   

КРАСНАЯ ДЕРЕВНЯ

Хутор в несколько домов. Накрытые столы. Совершенно дурной звук приветствующей «футбольной дудки» буквально вгрызается в мозг. Но, люди от души стараются, значит терпим…

Двигаем к столу, за которым распоряжается хозяйка нашего пристанища на Эльтоне Айжан – здесь её семейная ферма. Приходится обижать хорошего человека отказом от всего того изобилия, что она искренне пытается мне предложить. Но, я точно знаю, что ни плов, ни творог, ни прочие, достаточно привлекательные в иной ситуации вещи, мне сейчас совсем не полезны. Позади 62 километра, впереди марафон. Шутить с организмом, нагружая его несвойственной бегу едой, скажем так – нежелательно…

У Андрея своя диета, он уже плов наворачивает… Я ищу чего-то съедобного… Кроме мёда и колы глаза ничего не высматривают. Значит ими и ограничимся.

А вот рядом со столом настоящий подарок, расстеленный на траве ковёр. Устраиваюсь на нём, сняв кроссовки – пятнадцать минут в горизонтали лучше сейчас чем самый наваристый мясной бульон.

Чуть позже и Андрей прилёг рядом, во время чего с ним случился курьёз, о котором он потом со смехом вспоминал…

«Вижу, ты лежишь без кроссовок. Решил пойти дальше – снял и носки. А они стоят – как деревянные… Потом долго и трудно их натягивал».

Действительно, кроссовки снимать обязательно, это отдых для ног, а вот носки, если нет никакого дискомфорта, лучше не трогать. Тем более – здесь. Они от пыли солёной уже задеревенели местами…

У меня тоже была мысль посмотреть, что там под носками. Возникла она километров десять назад, когда реально почувствовал, что на одном из пальцев надувается водяной пузырь. Но, так к моменту возлежания на ковре ощущения болезненные пропали, решил не заниматься лишними делами – добежим, а там и посмотрим, на месте палец или где…

   

ВСТАЛИ, ДВИНУЛИСЬ…

Уже более семи часов в дороге. Уже на пути из «плохо в очень плохо»…

Радует, что всё идёт как предсказывал. Интуитивно чувствовал, что с шестидесятого километра должны начаться настоящие проблемы. Знал, что продлятся они как минимум до восьмидесятого. Причём – по нарастающей. Надеялся преодолеть этот пик и снова попасть в нормальное состояние.

Для понимания. Проблемы это не боль в ногах, туловище или слабость в мышцах. Это просто формулируется как «бензин заканчивается». Постепенно уходит энергия и пока не видно пути её восполнения. Сознание мутнеет…

В этой ситуации выход один. Просто двигаешься вперёд, как бы трудно ни было. Чтобы не упасть приходится всё чаще чередовать бег с шагом. Бежать всё время можно, но это точно ненадолго. «Батарейки сядут» и тогда это будет уже более чем критично.

То есть – приходится балансировать на грани возможного. А для этого нужно сохранять спокойствие и трезвую оценку происходящего.

Да, в голове мутновато. Да, покачивает. Но, бывало и хуже, причём – гораздо хуже. Значит пока ещё не предел. Значит вперёд…

Андрей изрядно заволновался. Продолжает втолковывать мне о пользе регидрона. Да согласен я уже давно! Главное с дозой не переборщить, иначе будет полный ступор. Был у меня уже случай в беговой практике, когда дали мне «рассол» насыщенный сверх предела, и пришлось на двенадцати часах прекращать суточный бег. И это тоже был регидрон…

   

СМЕНА ЛАНДШАФТА…

Степь вдруг резко «усохла», превратившись в настоящую полупустыню. Стрелки указывают в сторону от дороги, ведя непонятно куда. Приходится верить. Бегунов в обозримом многокилометровом пространстве не видно. То есть ориентироваться не на кого…

Миновав дикий участок засохшей травы, выгребаем на пыльную насыпь, которая теперь будет нашим путём. Она широкая, что позволяет спокойно лавировать между ямами, выбирая максимально гладкие участки.

По сторонам, на отдалении от насыпи, стройные ряды огромных деревянных столбов. Мы как бы стиснуты этим бесконечным, уходящим за горизонт коридором. Красот никаких – бесконечный путь.

Это реально угнетает психику, потому как «вообще нет никаких перспектив добежать – ведь нет ничего в мире кроме этой насыпи, этих столбов, пыли и жгучего, испепеляющего солнца…».

   

ЗАПРАВЛЯЙТЕСЬ ПО ПОЛНОЙ…

Снова передвижной пункт питания. Уже знакомые лица волонтёров. Предупреждают: – Ребята, затаривайтесь водой по полной, километров двадцать может никого не быть…

– А что случилось?

– Да одна машина «закипела» от жары, вторая в больницу бегуна увезла с тепловым ударом, мы можем за вами просто не успеть…

   

НЕМНОГО О МНОГОМ

После финиша услышал от одного из участников, прекратившего свой бег в Красной деревне: «Я понял! Просто у всех разное восприятие жары. У тебя есть склонность к ней адаптироваться, а у других нет».

ХАрошая версия! Оправдывающая, прежде всего, собственную слабость и страх преодоления чего-то доселе неизведанного. А вдруг там больно? А вдруг там вообще смертельно опасно?

На самом деле нет никакой адаптации. Есть обычное самопреодоление, через приглушение инстинкта самосохранения.

Есть смелость преодолеть этот порог и ступить в неизведанное, открыв очередную «дверь в никуда»? Значит, будет движение вперёд. Оно бесконечно. Ровно до тех пор, пока ты готов принять то, что кроется за следующей дверью.

Ещё несколько лет назад жара была для меня совершенно убийственной субстанцией. Пару раз хватал тепловые удары, раз был серьёзный солнечный…

Но когда решил, что хочу бежать в Долине Смерти, начал настраивать голову на любовь к жаре. Стал искать в ней не только температурные плюсы, которые мы воспринимаем как минусы…

И нашёл! Жара оказалась не только терпима, но и до определённых пределов приятна. А, самое главное – я потерял страх перед ней. Это главное!

И ещё. В нашем дальнобойном деле не надо искать причины в обстоятельствах, винить организаторов, погоду, природу и вообще окружающий мир. Все проблемы исключительно внутри себя. Других нет. Это есть единственная правда, иных не существует. Пенять надо не на вымышленные плюсы тех, кто смог, а на собственные минусы – в этом весь «секрет успеха».

В виде доказательства имеется достойный пример – Сергей Смирнов. Мы с ним приехали и жили в одной компании. Для него это была первая сотня, и он категорически не приемлет жару. Более того, её присутствие на Эльтоне угнетало его задолго до старта… За день до бега Сергей, прочувствовав силу местного солнца, был в совершенно упадническом настроении: «Дотянуть бы до Красной деревни…».

Но, он преодолел всю дистанцию, причём финальный марафонский участок не помнит совершенно. Помнит, что было плохо, что испытывал постоянную тошноту и всё время мечтал лишь о том чтобы «облиться водой»…

Но, он сделал свою первую сотню, причём в экстремальных условиях Эльтона… Это не адаптация. Это «всего лишь» сила духа. Та сила, которая и отличает способных на сверхдлинный бег от «ищущих причины и обстоятельства»…

   

БЕСКОНЕЧНЫЙ ПУТЬ…

Путь среди столбов завершился столь же неожиданно, как и начался. Стрелки снова указывают направление в степь. Сворачиваем с поднадоевшей насыпи и уходим в траву.

…Снова упираемся в колею, дальше нам уже по ней. Состояние на уровне «никакое». Бегу сколько могу, потом шаг и очередное усилие для нового ускорения…

По дороге встречаем веловолонтёра: «Сок, вода, регидрон…». Это он вовремя предложил!

В мутной голове идут сложные арифметические вычисления. Да, регидрон в самый раз, но сколько его выпить чтобы хуже не стало?!

Отмеряем на глаз дозу, глотаю содержимое пластикового стаканчика, запиваю водой – вперёд!

Степь, колея, муть, жара… Впереди два велосипедиста. Переходим на шаг с мыслью: «Сейчас можно будет холодненьким облиться…», – и разочарование…

Ребята притормаживают со словами: «Воды нет. Через два километра пункт питания».

Бежим… В голове поселяется мысль: «Километров явно не два…».

Наконец-то вдали на пригорке завиднелась машина. Сил уже никаких. Всё раскачивается в каком-то мареве…

Совершенно бодрый, в отличие от меня Андрей предлагает: «Побегу к ним, а ты иди пока, главное на бег не переходи». Какой там бег! Добрести бы…

Возле машины на травке расположилось несколько таких же страдальцев. Сажусь в брезентовое кресло. Первое движение – снять рюкзак и посмотреть, что там с водой. Прошу какой-нибудь «шипучки» витаминной. Выпиваю стакан, прошу второй – гулять так гулять. Добиваю всё это дело водой и колой. Всё. Пора в путь…

К 85-му километру жизнь начала налаживаться. С удовлетворением констатирую факт прохождения «кризисной зоны». У Андрея же обратный процесс. Он всё чаще замедляется со словами: «Беги, догоню».

Жара заметно спадает, тучка пришла и даже выдала несколько приличных капель. Бежится всё легче, но мозг работает в правильном направлении, заставляя ноги периодически переходить на шаг, просчитав, что при сохранении подобной скорости главная цель – уложиться в лимит времени, будет достигнута.

   

ПРЕДФИНИШНОЕ

Мы снова среди бесконечных столбов. Уже видно озеро, уже проглядывается посёлок. Это явно мотивирует.

Из обгоняющих машин звучат вопросы на предмет воды, колы. Ребята местные притормозили, протягивают бутылки: «Берите. Это наша местная вода. Вкусная…». Приятно!

На девяностом километре снова волонтёрская машина. Возле неё девушка.

На вопрос: «Есть ли вода?», – отвечает, что есть немного: «Сейчас муж ещё подвезёт».

Вдалеке виднеется одинокая фигурка, двигающая велосипед с навешанными на него бутылями. Далековато, а время уходит…

– Ещё пункты впереди будут?

– Нет. Мы последние…

Заполняю гидратор из разных бутылок. Литр с небольшим есть – пробьёмся. Андрей основательно устроился на багажнике: «Ты беги, я ждать воду буду, потом догоню…». Ухожу. В голове лишь одна мысль – успеть до окончания тринадцатого часа. Физически ощущаю как быстро утекает время, но периодически заставлю себя переходить на шаг. По опыту знаю, что если гнать вперёд без остановок, можно дойти до потери сознания – «батарейки ведь сели почти окончательно».

Первое время оглядываюсь в надежде увидеть догоняющего Андрея. Потом перестаю, понимая, что финишировать буду без него.

Продолжают обгонять уходящие с трассы волонтёрские машины, из которых звучат приветственно-поддерживающие возгласы.

Слегка поддавливает потеря километровых ориентиров. Знаю, что на отметке сотни должна быть большая группа поддержки – есть на Эльтоне такая хорошая традиция…

Наконец-то в пределах видимости появился автобус. Рядом фигурки людей. Ура! Есть сто километров!

Под громкие крики пробегаю сквозь строй улыбающихся лиц. Девушка со стаканом:

– Выпейте!

Звучит как-то двояко, а мозг соображает туговато – вдруг тут какая-то традиция есть, о которой мне неизвестно… Опасливо спрашиваю:

– Там не водка?

– Пока нет! Водка позже… Если захотите…

   

ФИНАЛЬНЫЕ КИЛОМЕТРЫ

Теперь уже по асфальту. Проскочил железнодорожный переезд. Спуск-подъём… На окраине посёлка вижу дом, в котором мы устроились жить. Знаю, что от него ровно два километра до финиша. Теперь точно успеваю, даже если медленно и пешком…

На обочине автобус. Возле него небольшая группа людей. От неё отделяется женщина:

– А куда и откуда вы все бежите?

– Отсюда-сюда…

– ?

– Ну, вокруг озера, сто четыре километра…

В лёгком шоке идёт сообщать новость остальным. Слышу начало громкого обсуждения…

В центре посёлка праздник – фестиваль этнографический. Последние сотни метров через весёлую разгорячённую толпу. Полицейские делают знаки руками призывая уступить одинокому бегуну дорогу. Спасибо!

СМЕШНАЯ КАРТИНКА

Мужчина с фотоаппаратом наведённым в мою сторону. Спиной ко мне его семья. Пытается совместить нас в кадре:

– Сейчас, сейчас… Ждите! Он уже подбегает…

– Не беспокойтесь. Постараюсь не пробежать, пока не сфотографируете…

Все радостно смеются. Выглядит как «Он, оказывается, разговаривает!!!»

   

ВСЁ!!!

Финишный створ. Громкие крики неутомимого ведущего, который столь же громко провожал нас утром. Попадаю в окружение девушек-волонтёров… Радостно просят отдать чип. Выражают готовность оказать любую помощь…

Сквозь аплодисменты бреду к ближайшей скамье. Приходит осознание выполненной задачи. С удивлением узнаю, что температура, оказывается, зашкаливала за 40?...

Эльтон не покорён, он просто дал мне шанс познакомиться с ним поближе…

Дал возможность попробовать какова она на вкус Соль Эльтона…

Я уже снова хочу вернуться сюда. За новой порцией соли. Но, теперь это будет уже дистанция 100 миль или 161 километр…

Андрей ХАЧАТУРОВ